?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

После итальянских уютных городков Базель кажется строгим, тихим и скучным, город для своих, а не для туристов и приезжих. Так и есть. Базельцы недаром считаются снобами, самыми закрытыми в Швейцарии. 2-х часовой прогулки по городу вполне хватает для того, чтобы осмотреть его и оценить. Но вот чего не отнять у Базеля – так это любви к искусству и музеям. Художественный музей Базеля (в то время «Кабинет Амербаха») – первый публичный музей в мире. В Базеле жили такой знаменитый историк культуры как Якоб Буркхардт, художник Ганс Гольбейн, коллекционер Ernst Beyeler, современный художник Жан Тэнгли и другие. В городе несколько десятков музеев, которые могут соперничать своими коллекциями с крупнейшими музеями мира.

О любви горожан к искусству и музеям говорит такая история. В начале прошлого века картины Пабло Пикассо вошли в моду среди швейцарских банкиров и богемы. Рудольфу Штехелину удалось собрать достаточно крупную коллекцию, в том числе «Сидящий Арлекин» и «Два брата». В завещании Штехелин запретил наследникам продавать коллекцию, если только семья не окажется в бедственном финансовом положении. После его смерти в 1947 году картины были переданы во временное хранение в Музей изобразительных искусств Базеля. Но в 1967 году семье понадобилось срочно найти 30 млн швейцарских франков, и начала распродавать имевшиеся в коллекции картины Гогена, Ван Гога и две картины Пикассо. В итоге наследники предложили городу выкупить картины до того, как они уйдут с молотка за 8.4 млн франков. Музей обратился к властям Базеля с просьбой выдать безвозмездный кредит, а власти решили провести референдум (как это принято в Швейцарии). “All you need is Pablo” – призывали агитационные плакаты. Горячие споры разворачивались повсюду, многие призывали инвестировать в школы или больницы, а не в две картины, пусть и великого художника. И все-таки 17 декабря базельцы проголосовали "за" Пикассо. После этого события (а тогда, в масштабах Швейцарии это действительно было очень важное событие) уже никто не сомневался, что Пикассо для Базеля – главный художник. Сегодня в музеях и частных коллекциях Базеля хранится более 60 работ великого испанца. Любопытно, что когда стареющий Пикассо узнал о результатах голосования, он был настолько тронут, что решил подарить городу еще две свои работы – «Семью» 1906 года и эскиз к знаменитым «Авиньонским девицам» 1907 года. Считается, что именно с них и началась история кубизма. Сейчас больше всего работ Пикассо можно увидеть в Kunstmuseum и Fondation Beyeler.

Даже 2 недель мне не хватило, чтобы обойти все музеи Базеля. Ниже расскажу вам о тех музеях, которые успел посетить и которые меня вдохновили.




Kunstmuseum – художественный музей
Художественный музей в Базеле хранит самую крупную коллекцию работ художественной династии Гольбейнов в мире. Основу музейных фондов составляет коллекция базельского коллекционера Базилиуса Амербаха (1533—1591), отец которого Иоганн Амербах был дружен с гуманистом Эразмом Роттердамским и художником Гансом Гольбейном Младшим. Эту частную коллекцию в 1661 г. приобрёл Базель. Так называемый «Кабинет Амербаха» стал первым музеем в собственности города.
Недавно музей прирос ещё одним зданием. Основное здание, открытое в 1936 году, предназначалось для показа классических сокровищ. Но за последнее десятилетие собрание музея выросло, и кураторы стали подумывать о более масштабных выставках. Тогда-то руководство и осознало дефицит выставочных площадей. Благодаря финансовой помощи швейцарского миллиардера и благотворительницы Майи Оерив 2008 году приобрели участок напротив главного здания. Появилась прекрасная возможность решить проблему тесноты в музее, но перед архитекторами встала непростая задача соединить два здания, разделенные оживленной улицей. Объявленный тендер выиграло базельское архитектурное бюроChrist & Gantenbein, хотя в конкурсе принимали участие такие звезды, как Тадао Андо и Жан Нувель. Победители предложили сконструировать широкий освещенный переход с просторным холлом и выставочными зонами.

В музее очень много работ моего любимого скульптора Джакометти и итальянских метафизиков - Де Кирико, например.

В Швейцарии вообще очень любят Марка Шагала. В Цюрихе, например, во Фраумюнстере он сделал витражи.

Герхарда Рихтера в российских музеях не видел, хоть в Базеле посмотрел)


Музей Жана Тэнгли
У Рейна находится персональный музей Жана Тэнгли, известного швейцарского скульптора-новатора и последователя направления кинетического искусства. Под крышей музея собраны скульптурные творения художника, которые стали метафоричным воплощением главного противоречия цивилизации — одушевленности машины и механизации человека. Постоянная выставка музея представляет собой всесторонний обзор сорокалетнего творческого пути Тэнгли. В бельэтаже экспонируются фантастические конструкции, предстающие перед посетителями в движении. Верхний этаж украшает гигантская скульптура Grosse Meta Maxi-Maxi Utopia (1987 г.). А перед зданием расположен необычный фонтан.



Чем известен Жан Тэнгли? Он один из самых видных представителей «Нового реализма» и кинетического искусства XX века. В 1959 году обнародовал манифест «За статику», несколько десятков тысяч экземпляров которого он сбросил с самолета на Дюссельдорф. В нем он высказал идею о том, что движение статично, так как это единственное, что постоянно в этом мире: «Все движется, покоя не существует. Не дайте завладеть вами отжившим понятиям времени. Долой часы, секунды и минуты. Не сопротивляйтесь изменчивости. БУДЬТЕ ВО ВРЕМЕНИ — БУДЬТЕ СТАТИЧНЫМИ, БУДЬТЕ СТАТИЧНЫМИ — С ДВИЖЕНИЕМ. Да здравствует статика в происходящем сейчас СЕЙЧАС. Сопротивляйтесь трусливым припадкам слабости, не тормозите движущееся, не обращайте в камень мгновения и не умерщвляйте живое. Бросьте то и дело выдвигать “ценности”, которые рушатся сами по себе. Будьте свободными, живите! Кончайте “малевать” время. Прекратите строить соборы и пирамиды, которые крошатся, как сухое печенье. Дышите глубоко, живите в сейчас, живите на время и во времени. Да здравствует прекрасная и абсолютная действительность!».
Среди метаработ Тэнгли очень быстро, уже к концу 1950-х, появляются метаматики — движущиеся рисующие машины, самостоятельно создающие произведения искусства. С одной стороны, спонтанные рисунки, создаваемые машинами, появившимися в преддверии «Нового реализма», — это насмешка над абстракцией, самым уважаемым на тот момент направлением в искусстве. А с другой — в них можно увидеть попытку устранить автора из творческого процесса и сделать произведение абсолютно автономным: оно и самосоздается, и самоуничтожается. Позднее это получит развитие в творчестве других художников, например, Аниша Капура, о скульптуре которого немецкий куратор Экхард Шнайдер однажды заметил: «…роль художника как источника и двигателя эмоций передается самому произведению (механизму). <…> Зритель оказывается свидетелем непрекращающегося процесса постоянной трансформации, начало и конец которого лежат вне его поля зрения, и созидание в этом процессе становится синонимом уничтожения».
За созидательными метаматиками последуют разрушающие машины и саморазрушающиеся произведения искусства. В 1960 году во дворе Музея современного искусства в Нью-Йорке Тэнгли представил «Оммаж Нью-Йорку»: огромную металлическую конструкцию, которая с грохотом разрушилась на глазах у зрителей. Другая его работа тех лет — бьющая бутылки машина «Ротозаза № 2», созданная в 1967 году специально для Второго всемирного конгресса по взаимодействию в меняющемся мире в Нью-Йорке, которую принято истолковывать как символ перепроизводства, одну из главных угроз капитализма.
Тэнгли — один из восьми художников, среди которых были Ив Кляйн и Арман, подписавших 27 октября 1960 года манифест «Нового реализма», идеологом которого выступил французский художественный критик Пьер Рестани. «Новый реализм» противопоставлялся абстракционизму и основывался на прямом методе присвоения реальности, а точнее на поэтической переработке городской, индустриальной и рекламной реальности. Участники движения напрямую брали из реального мира определенные объекты, интегрируя их в свои работы и соединяя таким образом искусство и окружающий мир. В случае Тэнгли этими объектами были прежде всего металлолом и индустриальный мусор, а позднее — игрушки, перья, кости и черепа животных, волосы и другие элементы.
Жан известен своей любовью к антимашинам – саморазрушающимся механизмам. Машины Тэнгли воплощают агрессию и опасность механизированного мира и в то же время отражают динамичность современной эпохи, где все находится в движении и даже само изображение становится подвижным с появлением кино и телевидения. Другое возможное истолкование этого интереса, о котором говорит арт-критик Ирина Кулик в лекции о Тэнгли, — необходимость реабилитировать технику, которая в тот момент ассоциировалась с не так давно закончившейся Второй мировой войной. Что Тэнгли и делает, показывая, что машина — это нечто беспомощное, хрупкое, смешное и способное к саморазрушению.









В 1990 году большая выставка была у Жана в Москве, он прокатился по Красной площади на своей машине смерти.


Schaulager
В музее Schaulager располагается коллекция художественного фонда Emanuel Hoffman. Schaulager находится в индустриальном районе Базеля и внешне напоминает склад, слепленный из взятых прямо со стройплощадки песка и камней. Его грубоватый фасад вызывает ассоциации с грубой наждачной бумагой, вместо окон только „естественная" стеклянная трещина. У входа расположено небольшое здание с двускатной крышей, ещё больше подчеркивающее монументальность строения.



Во время моего посещения в музее шла выставка со странным названием «Zita – Щара». Вся выставка «крутится» вокруг одной, так называемый «камерной», работы художников Катарины Фриш (Германия) и Алексея Кошкарова (Беларусь). Катарина Фриш родилась в 1956 году в Эссене, Алексей Кошкаров появился на свет в 1972 году в Минске. Принадлежность к разным поколениям не помешала им найти общий творческий язык и создать сложную инсталляцию под загадочным и труднопроизносимым – ох, не любят иностранцы наши шипящие! - названием Zita – Щара, впервые представленную в Schaulager. Инсталляция эта объединяет целый ряд созданных специально для нее скульптур и рисунков, заполнивших сценоподобное пространство, вглядываясь в которое наблюдательный зритель разглядит множество отсылок и скрытых от беглого взгляда историй. Канонические монохромные скульптуры Катарины Фриш привлекли международное внимание еще в конце 1980-х годов, обеспечив ей положение одного из наиболее заметных художников ее поколения. Её излюбленные темы – самые обыденные, повседневные фигуры, чьи знакомые формы и семантический контекст она «подрывает», искусно манипулируя пропорциями, материалами и цветам и открывая таким образом новые смысловые пласты. Одна из самых известных работ Фриш – это Rattenkönig («Крысиный король», 1993). Находится на -1 этаже музея.



Входящая в постоянную коллекцию Schaulager композиция являет собой шестнадцать огромных идентичных черных крыс с завязанными узлом хвостами. (Интересно, скольким из вас сразу вспомнился «Щелкунчик»?).
Смещение акцентов, подмена понятий и некоторая затуманенность смысла занимают важное место и в творчестве Алексей Кошкарова, которого мы уже упоминали, когда рассказывали о выставке «Будущее – Настоящее» в том же музее. Напомним, с 1990 по 1992 годы Алексей учился в Белорусской академии искусств, с 1993 по 1999-й - в Дюссельдорфской Академии искусств у Фрица Швеглера (как и Катарина Фриш), жил и работал в Германии до 2011 года, а затем переехал в Нью-Йорк, где обитает до сих пор. Посредством характерных для него переплетений исторических сюжетов, мифов и современных культурологических тем он исследует в своих работах вопросы чуждого, иноземного (вплоть до инопланетного) и дивного, чудесного. Наибольший интерес публики и критики привлекли две его работы: Befruchtung von Hecken («Оплодотворение изгородей», 1999) и Beutekunst («Трофейное искусство», 2006) – скульптурные композиции, которые плавно и с юмором переходят от вымышленного повествования к псевдо-документации. Фирш и Кошкарова объединяет еще и то, что оба они используют разнообразные творческие процессы, включающие сложную технику, применяемую ими с максимальной точностью.
Представленная в Schaulager инсталляция – первый совместный проект двух учеников Фрица Швеглера, уже дважды, «не соприкасаясь», участвовавших ранее в коллективных выставках. Их детище, хоть и называется камерным, занимает три зала и состоит из семи скульптур и ряда настенных работ, большинство из которых были сделаны специально для данной презентации.
О чем эта инсталляция? О вынужденном перемещении, о родине и изгнании, подавлении, власти, страхе, насилии и смерти. Не радостно, прямо скажем. Два имени, давшие название и работе, и всей выставке, вызывают в памяти моменты европейской истории, связанные со сложными политическими и социальными конфликтами, ставшими и причинами, и последствиями двух мировых войн.
Цита Бурбон-Пармская (9 мая 1892 — 14 марта 1989) — супруга последнего императора Австрии Карла I, королева Богемии и Венгрии. После распада Австро-Венгрии в 1918 году Карл и Цита удалились в Швейцарию, а затем — на Мадейру, где в 1922 году император ушёл из жизни. Цита Пармская пережила его на 67 лет, а Австрийскую империю — на 71 год.
Щара – это река в Брестской и Гродненской областях Белоруссии, левый приток Немана, ставшая во время Второй мировой войны важной линией обороны.
Неоднозначные связи, соединить которые предлагается зрителям.

Фотографировать, к сожалению, не разрешалось на выставке(


HeK - Музей электронных искусств
Самый молодой и самый необычный музей Базеля. HeK посвящен цифровой культуре и новым художественных формам информационного века. Это место для творческого и критического дискурса об эстетическом, социально-политическом и экономическом влиянии медиа-технологий. HeK показывает современное искусство, которое исследует и работает с новыми технологиями; музей способствует эстетической практике, которая использует информационные технологии как средство, делает их ярко доступными и активно вмешивается в их процесс. HeK тем самым решает насущные проблемы культуры XXI века и вносит активный вклад в их дальнейшую эволюцию. Этот музей - междисциплинарной место, учреждение занимается всеми аспектами современного искусства и тем самым пересекает традиционные границы жанра между изобразительным искусством, музыкой, театром, танцем и дизайном.
Во время моего посещения музея там была выставка автора, занимающегося кинетическим искусством – его работы взаимодействуют со зрителем и зритель является непосредственным участником.




Сканер считывает пульс и отпечатки пальцев посетителей.



Отсылка к 1984 Оруэлла. Число 1984 возникают на месте силуэта проходящего человека.


Стихи возникают из пара и воды.



Fondation Beyeler
А вот сюда я не успел доехать. Но не могу не упомянуть этот музей. В здании, спроектированном Ренцо Пиано, с 1997 года публике доступно частное собрание коллекционера и торговца произведениями искусства Эрнста Бейелера. Около 230 ценных работ художников ХХ века прослеживают развитие классического модернизма от Поля Сезанна до Фрэнсиса Бэкона. Наряду с живописью в экспозицию включены разнообразные художественные объекты из Африки, Океании и Аляски. Здание музея находится в пригороде, посреди полей, в живописном парке, окружающем Villa Berower (муниципалитет Riehen), образуя гармоничный синтез природы, архитектуры, света и искусства.

Не успел - повод вернуться ещё раз в этот город музеев. Ведь есть ещё непосещенный Kunsthalle и много тематических музеев, вроде музея бумаги и т.д.


Posts from This Journal by “Швейцария” Tag

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
СЕРГЕЙ МАХНО
Oct. 5th, 2016 07:24 pm (UTC)
да есть что посмотреть.
( 1 comment — Leave a comment )