?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Inverso Mundus

      Расскажу вам об одной видеоинсталляции, которая особо меня впечатлила. Это работа группы AES+F «Inverso Mundus», которую сейчас можно посмотреть в МДФ. Инсталляция представляет собой огромный панорамный экран размером около 20 метров шириной и около 3 метров высотой, на который проецируется видео, сопровождающееся классической музыкой.


     Первый показ выставки «Inverso Mundus» («Перевернутый мир») состоялся в рамках параллельной программы 56-й Венецианской биеннале в мае 2015 года. AES+F создают свои работы на стыке фотографии, видео и новых технологий, но постоянно обращаются и к традиционным техникам, таким как живопись и скульптура. В своих масштабных визуальных повествованиях AES+F исследуют ценности и конфликты современной глобальной культуры.
     Инсталляция отсылает нас к старинной гравюре Inverso Mundus («Перевернутый мир»), на которой изображена свинья, потрошащая мясника, ребенок, наказывающий учителя, человек, несущий на плечах осла, мужчина и женщина, обменявшиеся костюмами и ролями, нищий в рубище, величественно подающего милостыню богачу, черти, химеры, и сама смерть — то с косой, то в маске чумного доктора.

20120114g1.jpg









      В интерпретации «Перевернутого мира» AES+F, представленной в 3-х канальной панорамной видеоинсталляции, абсурдные сюжеты карнавала эпох позднего Средневековья и Возрождения предстают сценами современной обыденности. Персонажи разыгрывают сцены социальных утопий, меняют маски, становясь то бедными, то богатыми, то полицейскими, то ворами. Уборщики, с внешностью метросексуалов, заваливают город мусором. Женщины-инквизиторы мучают мужчин на дыбе в стиле ИКЕА. Дети и старики сражаются в боях без правил. Inverso Mundus это мир, где химеры — домашние питомцы, а Апокалипсис — развлечение.





001 INVERSO MUNDUS - AES+F - Teaser 2'23" from Svyatsky AES+F on Vimeo.



     "Перевёрнутый мир" (исп. «El mundo al revés"; франц. «Le monde reversé") — популярная аллегория в западноевропейском искусстве XVI—XVII вв. Связана с народным творчеством, фольклором, "низовой", или "смеховой", культурой. Идеи "перевернутого мира", существующего по собственным законам, возникли в переходную эпоху Возрождения, когда устои средневековых представлений о замкнутой, уравновешенной Вселенной и иерархии ценностей пошатнулись под натиском новых идей о пространстве и времени. Народная фантазия откликнулась на столь сложные, катастрофические перемены гениально просто — юмором, едким сарказмом, дурашливой мистификацией. Привлекательность образа "мира наизнанку" объясняется и тем, что в подобной фантасмагории сближением несовместимых понятий оказывалось возможным выразить насущные идеи, волновавшие людей самых разных сословий, а не только представителей "низовой культуры".
     В изобразительном искусстве возникла целая тема, так называемый «Праздник дураков», связанная с нидерландским фольклором эпохи Средневековья и Северного Возрождения. Во время братских пирушек, застолий членов ремесленных и торговых гильдий участники разыгрывали сценарии, пародирующие обычный жизненный уклад ("Перевернутый мир"). Простолюдины играли важных господ, заядлые пьяницы — Римского Папу и Апостолов. Апостола Петра представляли в роли "повелителя поваров" с деревянной ложкой вместо ключей от Рая в руках. Обычай этих дурашливых развлечений восходит к средневековым мистериям "адской охоты". Композиции, связанные с "праздником дураков", или его отдельные атрибуты, например деревянная ложка или "кружка Яна Стейна", встречаются среди произведений И. Босха, П. Брейгеля Старшего, Ф. Халса, Я. Стейна.

Брейгель Старший Праздник дураков. 1559 Museum of Fine Arts, Boston.

       Зачем же нужен этот карнавал, разыгрывание сценок перевернутого мира? Михаил Бахтин утверждает, что карнавальный смех, амбивалентный (амбивалентный – двойственный, характеризующийся одновременным проявлением противоположных качеств) по своей природе, разрушает всякую иерархию, развенчивает устоявшиеся догмы. Карнавал сближает, объединяет людей, сочетая высокое с низким, великое с ничтожным, мудрое с глупым. В нем как бы воскрешается первобытный хаос с его логикой мира «наизнанку», символикой постоянных перемещений верха и низа («колесо»), «лица» и «зада», разнообразными видами пародий, переодеваний, шутовских развенчаний. При этом карнавальная маска, «будто бы призванная скрывать подлинное лицо индивида, на самом деле выставляет напоказ его внутреннюю суть, которую он обычно вынужден скрывать». Маска уравнивает разные положения, скрадывает душевные различия, делает незаметными внутренние колебания и нерешительность.
      Торжествуя временное освобождение от господствующей морали, «низовая» смеховая культура всегда готова разрушить запреты и низвергнуть «верх». Этой новой картине мира предшествует ситуация, названная Бахтиным «карнавализация сознания» – период, когда происходит распространение и усвоение новых представлений и новых смыслов, когда «боги» и «демоны» меняются местами.
      Бахтин убедительно доказал, что переход от Средних веков к Новому времени означал переход от традиционного общества к современному. История Средних веков свидетельствует о ведущейся на протяжении многих столетий борьбе христианского морального сознания против карнавального мировоззрения. В Новое время возобладала массовая культура как культура «низа», но карнавал оказался «растворенным» в рынке. Продуктом такой культуры стал «одномерный человек». При этом глубинные истоки и смысл карнавала забылись или были подавлены. Подспудно присутствующая в карнавале сакральность была утрачена. Единственное, что осталось святого, – это собственность. Другие же стороны карнавала постоянно напоминали о себе, проявлялись порой неожиданно и жестоко. Так, карнавальный характер постмодерна, его сопоставимость со средневековым карнавалом неоднократно отмечались исследователями (Ч. Дженкс, И. Хассан).


Posts from This Journal by “теория” Tag